20 заметок с тегом

книги

Позднее Ctrl + ↑

О чтении

В Кембридже студенты обязаны читать не менее 3000 страниц в неделю. В Эдинбургском университете — 3200 в неделю. Такой объем чтения абсолютно реалистичен и, более того, необходим. Думается, что не только студентам.

2017   книги

Глаза Рембрандта

В этом году вышел русский перевод большой книги о моем любимом художнике: Саймон Шама «Глаза Рембрандта». Мечтал прочесть ее еще с лета. Внушителен не только объем издания (960 страниц), но и попытка автора собрать воедино, по мельчайшим фрагментам, жизнь гения. Порой эти фрагменты кажутся настолько мелкими и незначительными, что производят впечатление скрупулезного вглядывания уже не в историю, а в так называемую «микроисторию». В конечном итоге она перерастает в обширное полотно искусства Нидерландов XVII века. Книга интересна не только воссозданием историко-культурного контекста творчества Рембрандта, но также вдумчивым разбором его шедевров.

2017   искусство   книги   Рембрандт

Красная новь

В этом году в издательстве Common place вышла книга «Красная новь. Крестьянство на переломе (1920-е)», в которую вошли тексты, опубликованные в одноименном литературном журнале в 1920-х годах. Они посвящены раннесоветской деревне и новому крестьянскому быту. Главным редактором журнала в то время был А. К. Воронский. Невероятный разброс мнений о результатах революции, на последствия событий 1917—1921 годов позволяют увидеть, как новый мир сменяет старый. Об этом трагическом моменте мы узнаем также из «Чевенгура» Андрея Платонова. Книга углубляет и расширяет имеющиеся представления о деятельности т. н. «армии селькоров»:

Селькор — это слиток деревни. И деревня имеет лучшего своего знатока — селькора. ...Новый действительно крестьянский писатель появится исключительно из низов, из армии селькоров.

Панферов Ф. От селькора к писателю // Крестьянский журнал. 1926. № 10. С. 15.

Непонимание русской деревни проходит через всю эпоху. Начиная с писем Горького, в которых он проклинал «глупость, дикарство и гнусненькое зверство русской деревни», которая «не нужна никому, и сама она не нужна», и заканчивая главным партийным спором 20-х годов: с крестьянством или без, с опорой на традицию или в борьбе с ней будет построен социализм в отдельной стране? Таким образом, селькоры стали очевидцами большой истории. Их живые искания дают понимание литературного процесса первой трети XX века и представляют подлинный интерес для читателей.

2017   книги   литература   революция

Манифесты русского модернизма

В этом году в издательстве «Пушкинский дом» вышла большая, почти 1000-страничная книга «Литературные манифесты и декларации русского модернизма». В нее вошло большое количество печатных выступлений практически всех модернистских течений в русской литературе конца XIX — первой трети XX века. Многие из них публикуются впервые в полном объеме: декадентство, символизм, постсимволизм, акмеизм, футуризм, «Мезонин поэзии», «Центрифуга», «41°». На мой взгляд, без внимательного изучения входящих в состав этой книги материалов невозможно ощутить живой «нерв» развития русской литературы прошедшего века. Учебные пособия и разного рода исследования по этой теме хороши, но заменить первоисточник они никогда не смогут.

2017   книги   литература

Какие книги нам нужны

В общем, я думаю, что мы должны читать лишь те книги, что кусают и жалят нас. Если прочитанная нами книга не потрясает нас, как удар по черепу, зачем вообще читать ее? Скажешь, что это может сделать нас счастливыми? Бог мой, да мы были бы столько же счастливы, если бы вообще не имели книг; книги, которые делают нас счастливыми, могли бы мы с легкостью написать и сами. На самом же деле нужны нам книги, которые поражают, как самое страшное из несчастий, как смерть кого-то, кого мы любим больше себя, как сознание, что мы изгнаны в леса, подальше от людей, как самоубийство. Книга должна быть топором, способным разрубить замерзшее озеро внутри нас. Я в это верю.

Ф. Кафка, письмо Оскару Поллаку, 1904 год

2017   книги   цитата

Комментарий к «Ветхому Завету» Д. В. Щедровицкого

Книга Д. В. Щедровицкого представляет собой талантливый комментарий к Ветхому Завету, местами почти построчный его разбор. Называется аккуратно: «Введение в Ветхий Завет» и подзаголовок: «В 8 томах». По сути, это не книга даже, а сборник лекций, с которыми он выступал в разные времена. Лекции объединены сквозным исследовательским сюжетом: последовательным прочтением всех книг, входящих в Ветхий Завет. Я ограничился чтением только трех томов:

  • Том I. Книга Бытия
  • Том II. Книга Исход
  • Том III. Книги Левит, Чисел и Второзакония

Д. В. Щедровицкий исходит из мысли о том, что Библия — книга, равновеликая вселенной. У них один и тот же автор — Бог. Как художественное произведение создается словом, так и мир сотворен Словом. Щедровицкий полнее всех разъяснил на материале первых книг Ветхого Завета (Тана́х), что обозначает расхожая фраза о человеке, который сотворен «по образу и подобию» Божьему. Бог сотворил мир словом («В начале было Слово...»), но и человек может творить словом: назвать что-либо и оно явится нашему внутреннему взору. Получается, по логике библейского текста, вселенная представляет собой внутренний мир самого Бога, находится в Нем и так же подвластна его мысли и слову, как наше воображение подвластно нам. У него получился очень мощный отпор материалистам, циникам и атеистам, у которых эта фраза вызывает насмешку. Но Щедровицкий и не стремится к разделению научно-рационалистического и библейского: он наоборот показывает, что в Библии предсказаны многие научные открытия XX века.

Д. В. Щедровицкий удивительно вдумчив. Вроде бы расхожее понимание, что слово «Библия» произошло от древнегреческого «βιβλία», т. е. книги. Но оказывается, что всё куда интереснее. Древний город Гевал (современный Ливан) по-гречески именовался «Библос», поскольку был посредником в продаже грекам египетского папируса. Постепенно его назвали в честь книги.

בראשית Вся Библия начинается с буквы «бейт», причем увеличенного размера.

И даже первая буква «Библии» — древнегреческая β, — которая не только является первой буквой слов «бытие» и «Библия», но также происходит от куда более древней еврейской «ב» (бейт). Выбор этой буквы не был случаен: три штриха как бы отгораживают то, что наверху (за пределами человеческого восприятия), то, что внизу (что было до мироздания). Эта книга открыта лишь в одну сторону: о том, что было далее — и в Книге, и во вселенной. Буква тоже открыта только в одну сторону. Кроме того, «байт», «бейт» означает «дом». И тут неслучайно, что имя Бога начинается с непроизносимой буквы «алеф» (אלוהים), которая предшествовала в алфавите букве «бейт» и по-видимому, предшествовала неслучайно: находясь первее «дома» как всего мироздания. Эти наблюдения автора становятся основой для понимания двух Адамов Ветхого Завета. Так постепенно, откровение за откровением, прочитывается лекция за лекцией.

Делюсь только крупицами комментария. Читается он взапой и требует серьезного обдумывания.

Ранее Ctrl + ↓